Предисловие главного редактора или к вопросу об экономии

В.А.Степаненко

    Тема номера - энергосбережение в городских коммунальных хозяйствах. В прицеле - энергетическая эффективность водопроводно-канализационных хозяйств и предприятий тепловых сетей. Могут ли сегодня быть САМООКУПАЕМЫЕ проекты энергосбережения?

    Главным катализатором для выбора темы 7-го номера журнала "ЭСКО" стал Круглый Стол "Опыт внедрения самоокупаемых пилотных проектов по повышению энергоэффективности и энергосбережению на коммунальных предприятиях тепло-, водоснабжения и водоотведения в Украине", который по инициативе USAID провела компания ПАДКО в Киеве 22-23 июля 2002 года. 

    Когда мне пришло приглашение на участие в работе Круглого Стола, то начало меня подкупило. Это была вынужденная, но искренняя попытка правдивой оценки состояния энергосбережения в городских коммунальных хозяйствах. 

"…Проекты повышения энергоэффективности и энергосбережения, которые сегодня внедряются в Украине, не являются привлекательными ни для государства, ни для города и его коммунальных служб, ни для внутренних и внешних инвесторов…" 

"…Деньги, вкладываемые в проекты, возвращаются инвестору несвоевременно, а государству и городу не возвращаются совсем. Вместо этого, государство и другие инвесторы получают толстые отчеты, которые базируются на статистических данных, а не на данных измерений. Представляемые данные, практически, невозможно проверить…" 

Бедой украинского энергосбережения в общественном и коммунальном секторах является НЕВОЗМОЖНОСТЬ ИЗВЛЕЧЬ ДОХОД от внедрения энергосберегающих проектов. И эта истина начинает всплывать на передний план внимания общества, затмевая мишуру эффективности инженерных проектов. 

Основным катализатором развития проектов энергоэффективности в водоканалах и теплосетях Украины и России являются отнюдь не наши правительства и муниципалитеты - все инициативы, подкрепленные финансовыми ресурсами, пришли к нам с Запада. Программы TACIS и USAID , Мирового Банка и ЕБРР, Дании, Голландии, Германии - за 8 прошедших лет в коммунальном секторе наших стран было инициировано немало энергосберегающих проектов. 

Общий бюджет технической помощи в этот сектор в виде грантов превышает несколько десятков миллионов долларов, а кредитные ресурсы, выделенные для реализации конкретных проектов в городах Украины и России достигают полмиллиарда долларов. 

Не пора ли подводить промежуточный итог длинного пути и действительно оценить эффективность этой помощи? 

И не пора ли начать помогать себе самим? Где и в чем, и кому нужна эта помощь? 

Забавную притчу о вариантах использования помощи рассказал Ларри Гуд, директор международного департамента АЕЕ из Вашингтона. Он сказал, что "…помощь - это стакан воды. Этот стакан с холодной водой стоит в оазисе среди пустыни рядом с глубоким колодцем, в котором установлен насос…"

И Ларри говорит, что "наш выбор - выпить воду сразу или залить ее в насос, чтобы он заработал, чтобы еще долго можно было пить холодную воду из этого колодца". 

Наш выбор?! Делаем ли мы его и что делается в последние годы в наших странах, чтобы проекты энергоэффективности стали самоокупаемыми?

Чтобы из огромного колодца потерь энергии в городских коммунальных хозяйствах наших стран еще долго можно было пить холодную воду экономии для финансирования реконструкции хозяйств на основе энергосберегающих технологий. 

Мы долго и тщательно искали в русскоязычном пространстве ИНТЕРНЕТ материалы об энергосбережении в коммунальных хозяйствах - все, что удалось найти и привести в какую-то систему, Вы увидите в седьмом номере журнала "ЭСКО".

Здесь очень много материалов из России - украинский опыт небогат. По крайней мере, по материалам из ИНТЕРНЕТ.

И особенно мало материалов об экономии. Тому, ради чего и затевались эти проекты (ради денег) практически совсем не уделяется внимание.

Создается даже впечатление, что процесс идет ради процесса: 

И здесь самым главным вопросом является источник погашения займов и возврата инвестиций. Деньги потрачены - деньги нужно вернуть - ОТКУДА?

Теоретически, есть 3 основных источника: 

 

А так, глядишь, инициативы с Запада, за их деньги, всколыхнут и создадут новые огромные рынки оборудования и труда в наших странах. И проснется наш производитель - по счетчикам и расходомерам наши производители уже уверенно вытесняют западных конкурентов с нашего рынка. 

Пока нам неизвестны случаи погашения затрат на энергосберегающие проекты, возврат кредитных ресурсов или инвестиций из ФАКТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. Нет прецедента в Украине и России - хотя говорят об этом все больше и больше. Близок локоток, да не укусишь.

 ПОЧЕМУ? 

Отступление от темы

Многие взрослые люди регулярно собирали металлолом в детстве, когда они были пионерами. Я с одноклассниками принес в школу танковую пушку - это вызвало восторг у наших девочек и вопросы, сначала у директора школы, а потом и у милиции.

Это металлолом собирали еще наши отцы, но на огромных территориях СССР продолжали бесхозно ржаветь десятилетиями миллионы тонн никому не нужного металла.

Газеты и телевидение сегодня освещают другую картину - весь металлолом уже собран и уже нужно останавливать новых энтузиастов, собирающих крышки люков с дорог, памятники на кладбищах и срезающих провода под напряжением прямо с высоковольтных опор. 

Что же изменилось и сбор металлолома из пионерского энтузиазма стал огромным бизнесом, за участие в котором идет борьба и даже звучат выстрелы? 

Ответ содержится внутри вопроса - сбор металлолома стал бизнесом. Из заброшенных шлаковых отвалов, свалок и других мест залегания металлов начали извлекаться деньги - создались организации, законы, нормативные материалы, построены перерабатывающие заводы - все, все, что составило инфраструктуру этого нового, ранее не существовавшего бизнеса. 

Вот первая мораль: Потери чего-нибудь - металла (энергии) являются товаром и капиталом, могут быть востребованы - для этого нужно, чтобы сбор металлолома (энергосбережение) стал бизнесом. 

Хотим, но не можем 

Потери в ежемесячных и ежегодных платежах за энергоносители коммунальных хозяйств еще не стали востребованным капиталом в Украине. А призывы жить дружно и беречь энергию, которые раздаются раз в году на всеукраинской неделе энергосбережения почему-то не греют сердца директоров водоканалов и теплосетей. Не греют их сердца и уже вызывают раздражение примеры богатого Запада - регулируемые приводы, установка счетчиков и прочее уже навязли в зубах.

В каждом городе, водоканале, теплосети и раньше, и сегодня залегают большие и маленькие месторождения потерь энергии. Обычный директор коммунального предприятия почти точно знает, что он мог бы платить энергоснабжающим организациям меньше на 10-20%. Те директора, которые интересуются новой техникой и технологиями, уверены, что платежи за энергоресурсы можно снизить на 30-40% от существующего уровня.

Почему же энергосбережение в коммунальных хозяйствах Украины развивается вяло, не стало бизнесом и источником стабильного дохода для самих хозяйств, инвесторов и инициаторов преобразований? 

Есть 2 модели ответа на эти вопрос:

 

Вторая мораль - декларативный и технократический подходы к развитию энергосбережения в Украине не оправдали себя за последние 7 лет. 

Есть экономия - нет экономии 

Абсолютное большинство энергосберегающих проектов, внедренных в общественном секторе Украины не дают экономии для своих создателей, не приносят ожидаемых денег.

Интересный пример из Днепродзержинска - за счет счетчиков и регуляторов в местном университете получена экономия в платежах за отопление 70 тыс. $ за сезон. И деньги на оплату энергоносителей были получены, но сэкономленные средства вернулись обратно в Минвуз - нецелевое использование бюджетных средств является преступлением.

Здесь, как у Салтыкова-Щедрина, энтузиасты от энергосбережения сами себя высекли. Не создав правовых условий для присвоения экономии от технического проекта, руководство вуза не только не вернуло вложенных денег. Уменьшение базы потребления за счет внедрения энергосберегающего проекта привело к адекватному уменьшению базы платежей и экономия исчезла. Теперь получить деньги за экономию платежей за энергоресурсы уже не удастся никогда. Технически экономия была, а финансово не возникла.

Такой же пример из Запорожья - в районной теплосети директор за 5 лет внедрил более 2-х десятков регулируемых приводов - на дымососных и тягодутьевых агрегатах, на теплопунктах и подкачивающих насосных станциях. Деньги он тратил свои - из прибыли, А экономия электроэнергии растворялась в общих балансах хозяйственной деятельности. 

Третья мораль - уже внедрено немало энергосберегающих проектов, больших и малых - они не дают отдачи, экономии не возникло, наступило разочарование от результатов и этот отрицательный опыт передается по эстафете большинству руководителей, лишая их инициативы. 

Где возникает экономия? 

Распространенным заблуждением является мнение, что экономия возникает на насосной станции или в котельной. Там, где поставили регулируемый привод или счетчик, или что-нибудь еще.

На самом деле, экономия возникает в бухгалтерии. Правильно пишет директор маленькой ЭСКО из Харькова, Михаил Тарновский: "…Проекты должны быть ориентированы на создание экономии в рамках системы (предприятия в целом), а не в рамках отдельной административной или технической части этой системы (цеха, котельной, насосной станции, отдельного агрегата и др.).

Мы больны технократизмом. Мы знаем, что поставив регулируемый привод на насос или заменив старую лампочку на энергосберегающую, мы уменьшим потребление электроэнергии,

И мы считаем свою работу законченной и ждем, когда яблоко (экономия) упадет к нам в рот. Полученная экономия растворяется в общем балансе хозяйственной деятельности - ее не видно в бухгалтерских отчетах. Рот остается открытым, и яблоки не падают. 

Четвертая мораль - без создания дееспособных правил мониторинга получаемой экономии с ежемесячной проводкой в бухгалтерской отчетности экономии просто не существует в природе. Проводка экономии и затрат должна осуществляться помесячно с разбивкой по видам энергоресурсов и по энергосберегающим мероприятиям. 

Кому нужна экономия? 

Люди работают за деньги - и рабочие, и директора, и чиновники, и предприниматели.

Если, например, сейчас реализовать потенциал энергосбережения у потребителей тепловой энергии и воды, то предприятия тепловых сетей и водоканалы будут разорены - они не вынесут 50%-го уменьшения сбыта своей продукции.

Но этого допускать нельзя, скорее всего будут увеличены тарифы, чтобы покрыть издержки коммунальных предприятий. Потребители начнут платить больше и станет непонятно, зачем они тратили деньги на получение экономии? 

Этот, не совсем вымышленный пример, показывает, что при реализации энергосберегающих проектов нужно заново создавать правила присвоения или раздела получаемой экономии между всеми участниками проекта (водоканал, банк, страховая компания, муниципалитет).

Это и есть пятая мораль. 

Сколько лет мы будем считать экономию? 

У экономии есть период действия, потом экономия перестает быть экономией, она исчезает. Вводятся новые нормативы, уменьшаются тарифы и база экономии сходит на нет. На Западе этот период называется периодом действия проекта.

Мы наследовали из СССР единственный, обоснованный методически период - год. И принцип годовой экономии губит энергосбережение на корню. Именно этот принцип является основой существующей непривлекательности энергосбережения в общественном и коммунальном секторах Украины.

Если затраты на проект составляют 1 млн. $, а годовая экономия равна 200000 $, то этот проект сегодня будет признан нерентабельным.

Хотя, при периоде действия экономии равным 10 лет, этот же проект будет признан сверхрентабельным.

Но в рамках водоканалов или теплосетей нельзя гарантировать тарифную базу, следовательно, базу периода экономии проекта нужно создавать выше - в муниципалитете или гособладминистрации. Иначе проверка КРУ или очередная перетряска бюджетов и тарифов так изменит базу экономии, что мало не покажется. 

Все руководители коммунальных хозяйств подсознательно понимают это несоответствие и оно полностью блокирует их инициативу - это шестая мораль. 

Опыт России 

Хорошо видно, что эти же болезни девальвируют доверие к энергосберегающим проектам в коммунальных хозяйствах Российской Федерации.

Так, в проекте Мирового Банка "Повышение эффективности использования энергии" (для 10 городов) модернизируются котельные и сети теплоснабжения. При этом мониторинга экономии не производилось, все отмеченные выше болезни привели к тому, что погашение кредитов осуществляется из муниципальных бюджетов за счет увеличения тарифов, а не из аккумулирующих фондов за счет сэкономленных платежей за энергоносители. 

Что делать? 

Прежде всего осознать, что нужны реформы. И не половинчатые, а полноценные. Для энергосбережения в коммунальных хозяйствах сегодня нет нормативной и методической базы, обеспечивающих воспроизводство проектов на типовой основе для регионов Украины и России. 

Этот номер журнала не содержит ответов - в нем лишь отражен опыт тех, кто уже начал подобные преобразования. Изначально ясно, что нужны специализированные компании по управлению реализацией подобных проектов - ведь в муниципалитетах, водоканалах и теплосетях нет в помине структурных подразделений, которые профессионально обеспечат: 

- разработку бизнес-планов проектов;

- подготовку, согласование и утверждение организационно-распорядительных и нормативных документов на уровне Правительства, гособладминистрации, муниципалитета и, собственно, хозяйств;

- создание базы сравнения для расчета получаемой экономии;

- создание новой системы учета и отчетности;

- создание системы мониторинга экономии на адресной основе;

- создание системы стимулирования персонала к сбережению энергоресурсов;

- создание нормативов потребления для внутренних субъектов хозяйствования (удельных и объемных) или других оценок энергоэффективности хозяйствования предприятия и его подразделений;

- создание аккумулирующих фондов возобновляемого действия.

Сегодня эти функции в демонстрационных проектах выполняют западные компании. Их эффективность относительно невелика, основной принцип работы- "от забора и до обеда". Сталкиваясь с нашей действительностью, незаинтересованностью коммунальных хозяйств в конечных результатах работ, произволом чиновников и, чего греха таить, перманентной коррупцией, эти компании, отрабатывая свой хлеб, создают только частные решения. И если подобный проект начинается в соседней области или городе, то мосты уже надо строить заново. 

Эти специализированные компании должны: 

- Определить источники финансирования и провести структурную реформу перед выполнением проекта с целью реализации обеспечивающих мероприятий. 

- Провести инвестиционный энергоаудит и разработать бизнес-планы для банка.

- Разработать и внедрить "Положение об экономии финансовых и энергетических ресурсов на N-ском коммунальном предприятии".

- Обеспечить защищенность доходных и расходных статей бюджетов энергосберегающих проектов внутри предприятия, на муниципальном (а в случае зарубежных источников финансирования и на государственном) уровнях.

Сегодня в городских коммунальных предприятиях нет структурных подразделений и квалифицированных специалистов по проектному менеджменту в сфере энергоэффективности.

Также нет опыта структурной перестройки коммунальных хозяйств с внедрением системы энергоменеджмента. Эту работу по традиции сегодня поручают главным энергетикам и это очень плохо.

Реальный выход из сложившегося положения мы видим в создании муниципальных энергосервисных компаний для осуществления указанных выше преобразований. И у водоканалов, теплосетей, муниципалитетов и местных банков должен быть основной пакет акций и контроль над деятельностью этих муниципальных ЭСКО.

По сути, этот путь позволяет создать инфраструктуру коммунального энергосбережения на долгосрочной основе - сами муниципалитеты и коммунальные предприятия должны стать учредителями муниципальных ЭСКО.

И уже муниципальное ЭСКО, создав на коммунальном предприятии дееспособную структуру энергоменеджмента, привлечет для установки регулируемых приводов или счетчиков инжиниринговую компанию.

А НЕ НАОБОРОТ!

Содержание